Анатолий Рыбаков - Приключения Кроша

Я даже помню остатки этой деревни: До сих пор мы употребляем названия, оставшиеся от тех далеких времен: Оврага и косогора больше нет. От леса осталось несколько деревьев, там собираются разбить парк. Мы сидели во дворе, вокруг деревянного столика, и наслаждались нашим микроклиматом. Игорь очень смешно рассказывал про контору, где он работал. Игорь любил тереться среди старших, курил, важно рассуждал с ними, а за глаза всячески высмеивал. И он очень красочно и смешно расписал недостатки работы конторы. Мне тоже захотелось рассказать про недостатки работы гаража. Но никаких особенных недостатков у нас нет. К счастью, я вспомнил про подшипники и сказал:. Выписывают на машину новые детали и забывают их поставить. Даже у Шмакова на лице появилось слабое подобие улыбки. Я с недоумением смотрел на них, не понимал, чего они смеются. Оставил на машине старые, а новые загонит налево. А так они еще походят. Никто особенно не пострадал. Сообразил на сто грамм Из нее вышли девушка и два парня, приятели Игоря Игорь поднялся и пошел к ним У каждого из нас есть знакомые ребята помимо школы и помимо дома, где мы живем. Какие-нибудь двоюродные братья или сестры, живущие на другом конце Москвы. Иногда знакомые, которые неизвестно откуда взялись. Один такой знакомый есть и у меня. Юра, сын Полины Григорьевны. С Полиной Григорьевной моя мама познакомилась на курорте давным-давно, много лет назад. С тех пор они изредка звонят друг другу по телефону. Болтают о разных пустяках. Говорить им совершенно не о чем. Но каждый разговор заканчивается фразой: Видятся они раз в году. Один раз в году мама ездит к Полине Григорьевне. В следующем году Полина Григорьевна приезжает к маме. И вот, когда Полина Григорьевна приезжает к нам, она приволакивает с собой Юру. Чем его занимать, я не знаю. Это поразительно унылый тип. Все, что отпустила ему природа, ушло у него в рост. Он на голову выше моего папы, а папа на голову выше меня. И похож на вопросительный знак. Говорить с ним абсолютно не о чем. Он учится в спецшколе, где преподавание ведется на французском языке. И если открывает рот, то только для того, чтобы произнести какую-нибудь французскую фразу. Так он учится думать по-французски. Мне это в конце концов надоело, и я стал шпарить по-английски. У меня достаточный запас слов, чтобы городить всякий вздор. Так мы с ним и проводили вечер. Он произносил длинные французские фразы, я по-английски чесал все, что взбредало на ум. На что я отвечал: Эту фразу я вызубрил еще в шестом классе. Наши мамаши стояли в коридоре и радовались тому, как здорово мы владеем иностранными языками. Такой у меня знакомый.

И я не прятал его от своих товарищей. Когда мне надоедал наш англо-французский разговор, я выводил Юру во двор. Знакомил с ребятами, предоставляя возможность ему играть с ними, а им — любоваться таким удивительным экземпляром.

а н рыбаков о кроше

Впрочем, он никогда не играл, стоял в стороне, смотрел на нас и изредка думал по-французски. Другие наши ребята тоже имели посторонних знакомых. И при случае знакомили нас с ними. Это в порядке вещей. Игорь никогда не знакомил нас со своими приятелями. Строил из себя взрослого. Не хотел показывать своим еще более взрослым приятелям, что водится с маленькими. Маленькими он считал нас. Нам, конечно, на это наплевать. Мы никому не набиваемся на знакомство. Но в поведении Игоря была какая-то подлость. Когда появлялись его приятели, он старался отделаться от нас. Прибегал к недостойным уловкам. Как я уже сказал, из машины вышли девица и два парня, одетые подчеркнуто небрежно: Только на девушке вместо куртки был полосатый свитер. Они поздоровались с Игорем. Игорь поднял руку с открытой ладонью. Этот жест обозначал у него: Потом они сели в машину и уехали по направлению к автобазе. Мы со Шмаковым проводили их равнодушным взглядом. Игорь — его закадычный друг, а поступает по-свински. Никто не заставляет его играть такую унизительную роль — быть у Игоря на побегушках. Этой осведомленностью Вадим хотел несколько сгладить неловкость своего положения. Мол, Игорь ничего от него не скрывает, он в курсе его дел.

а н рыбаков о кроше

Мы знали, что Игорь после школы собирается поступить в ГИК — Государственный институт кинематографии. Он уже снимался в массовых сценах, в толпе. Мы специально ходили смотреть картины, в которых он снимался. Но никогда не могли его разглядеть. Игорь, сидевший рядом с нами, говорил: Того, кто рядом с Игорем, мы видели, а самого Игоря не видели. Но нам было приятно, что наш товарищ снят в картине, которую смотрят миллионы людей, мы не хотели казаться лопухами, которые не могут разобрать, что к чему, и отвечали: Что бы ребята ни говорили, для меня Лагутин — жулик. Я не мог привыкнуть к мысли, что он работает рядом со мной, ходит, разговаривает, как обычный нормальный человек. Я не мог оторвать от него взгляда, все время смотрел на него. Но я не мог заставить себя не смотреть на него. Но ездить ему было некуда, машина целыми днями стояла у подъезда. Только зря платили зарплату водителю. А теперь ее передают в таксомоторный парк. Так она будет возить пассажиров. А если начальнику понадобится поехать, он вызовет такси и поедет. Выгоднее и государству и самому начальнику — ему, наверно, тоже совестно держать у подъезда машину без дела. Некоторые хозяйственники пытаются всучить таксомоторным паркам барахло. И таксисты поэтому очень тщательно принимают машины. С самого утра Вадим бегал по автобазе и что-то собирал в свой склад. Склад ему выделили для сбора частей к машине, которую мы будем восстанавливать. Это был крошечный навесик из старого железа, с оторванной дверью. Мы, конечно, не стали заниматься такой ерундой. Тем более, у нас срочная работа. В помощь нам дали Зуева, того самого, с небритой бородой, который любил беседовать со Шмаковым. И, как только нам дали в помощь Зуева, Лагутин сразу помрачнел. Я это заметил потому, что все время приглядывался к нему. Мы со Шмаковым Петром подавали инструмент, держали переноску, приносили запасные части. Но, в отличие от первых дней, делали это сознательно. Не ждали, пока нам прикажут, а сами по ходу дела видели и подавали. И вот по ходу дела я сообразил, что сейчас будут ставить амортизаторы.

Приключения Кроша (А. Н. Рыбаков, 1960)

Амортизаторы поглощают всякие толчки на дороге, смягчают движение машины. Вчера я их получил на складе и поставил в верстаке у Лагутина. Я открыл верстак, амортизаторов не было. Я присел на корточки, снова внимательно осмотрел — нет амортизаторов. Я их сам сюда вчера поставил. Я обошел верстак кругом. Может быть, Лагутин их вынул?.. За верстаком, под кучей обтирки, я увидел торчащие рычаги амортизаторов. В это время мимо меня проходил бригадир Дмитрий Александрович, похожий на испанца. Он посмотрел на амортизаторы, потом на меня, остановился и спросил, что я делаю. Дмитрий Александрович взял в руки один амортизатор, повертел его в руках, нажал на рычаг, потом спросил меня:. Он взял амортизаторы за рычаги и направился к яме, где под машиной работали Лагутин с Зуевым. Я пошел за ним. Лагутин вылез, увидел амортизаторы в руках у Дмитрия Александровича и нахмурился. Только сейчас я сообразил, в чем дело. Это, оказывается, старые амортизаторы. С мрачным видом он сидел один в своем кабинете, за большим письменным столом. Я ему объяснил, что в службе эксплуатации для меня подходящей работы нет. И без дальнейших разговоров послал меня в цех профилактики, или, как его здесь просто называют, гараж. Те, кто работали в мастерских, имели дело с частями автомобиля. Мы в гараже — с автомобилем в целом. Здесь его моют, смазывают, регулируют, делают текущий ремонт и профилактику. Слесари сами перегоняют машины с места на место, даже выезжают на улицу пробовать, как действуют тормоза. И у нас со Шмаковым Петром была полная возможность попрактиковаться за рулем. Но, сколько мы ни приглядывались, никто и не думал давать нам руль. Отношение к нам было самое безразличное. Самостоятельной работы нам не давали — боялись. Из-за недовернутой гайки может случиться авария. Катастрофа — это та же авария, только с человеческими жертвами. По правде сказать, я и сам был не очень-то заинтересован в этой работе. Но болтаться без дела, когда вокруг тебя работают, неудобно. Сбегать на склад или в мастерские. Подержать инструмент, посветить переносной лампой, промыть части…. Хорошо, когда достанется мыть машину целиком, во дворе, под брандспойтом. Струя так и бьет! Направляешь ее то в одно место, то в другое, грязь большими комками отваливается и падает в канаву. От кузова идет пар, вода быстро испаряется под лучами июньского солнца. И, когда машина, свежая, блестящая, сходит с помоста, видишь результаты своего труда.

Но такая приятная работа перепадала нам редко. Мы работаем утром, а машины моют вечером, когда они возвращаются с линии.

Результаты поиска по запросу: «Рыбаков а н трилогия о кроше»

Видно, нам со Шмаковым не так уж повезло. Тем, кто работал в мастерских, пожалуй, повезло больше. Мастерские работали в одну смену, и наши ребята имели дело с одними и теми же людьми. Они привыкли к этим людям, и люди привыкли к ним.

  • Дом рыбака на чарыше в алтайском крае
  • Подольская вилка для рыбалки видео
  • Магазин шины лодки
  • Propilkki2 какая рыба на что ловить
  • А гараж работал круглосуточно, в три смены. И мы со Шмаковым Петром имели дело с разными бригадами. Когда на третий день пришла бригада, с которой мы работали в первый день, они нас даже не узнали, они совершенно забыли про нас. Смотрели на нас с удивлением: Они даже не знали наших имен. В школе всегда сокращают фамилии, тем более такую длинную, как моя. А рабочие в гараже придавали этому прозвищу другой, унизительный для меня оттенок. В общем, наше положение никак меня не устраивало. При таком положении нам никогда не доверят руля. Петру хорошо так говорить. С его характером можно сидеть спокойно. Ни на кого не смотрит. Углублен в работу, будто делает невесть что… И все к нему относятся с уважением. Такой у него серьезный и сосредоточенный вид. Я бы сквозь землю провалился от стыда. А Шмаков ничего… Как ни в чем не бывало начинает все переделывать. И все считали, что Шмаков работает лучше меня. Происходило это вот почему. Я не мог просто так, как Шмаков, крутить гайку. Мне надо знать, что это за гайка и для чего я ее кручу. Я должен понять работу в целом, ее смысл и общую задачу. От общего к частному. Шмаков Петр не задает вопросов, а я задаю вопросы. А слесари не хотят отвечать на вопросы. А может быть, не могут ответить на них. Даже бригадир слесарей Дмитрий Александрович, худой человек в берете, похожий на испанца, сказал мне:. Я сначала не понял, почему он так меня назвал. К священнику, куда-то в провинцию, приезжает сын, известный адвокат. Очень приятно, что бригадир слесарей Дмитрий Александрович ходит в берете, похож на испанца и так хорошо знает Чехова. Но тем более глупо с его стороны давать человеку кличку. Шмаков но обращал на него никакого внимания. А ко мне он привязывался, посылал то туда, то сюда. Он был слесарь всего-навсего четвертого разряда. Тем более, что я не дал их в руки. Только показал надпись на книжечке: Но, окончив этот роман о взрослой женщине, диспетчере волжского порта, писатель сразу же вернулся к приключениям своих маленьких героев, полюбившихся маленьким читателям; он пишет "Бронзовую птицу" - продолжение приключений Миши Полякова и его друзей в летнем пионерском лагере. И снова книга имеет успех, и снова ее автор ищет новых тем и новых литературных путей, перемежая работу над книгами о Кроше с работой над "взрослыми" произведениями - киносценариями, пьесами и небольшим по объему, но очень серьезным по содержанию романом "Лето в Сосняках" , где впервые в своем творчестве применяет прием сопряжения разных временных планов, когда действие свободно переходит из прошлого в настоящее и обратно. Он воспользуется этим приемом в повести "Неизвестный солдат". Но почему все-таки книги о Кроше можно смело назвать "новым" для А. Рыбакова явлением по сравнению с первыми его детскими повестями? Ведь и здесь, как и в "Кортике", как и в "Бронзовой птице", главные персонажи - школьники, ведь и здесь в центре сюжета веселые и забавные происшествия, только на этот раз случившиеся на автобазе во время производственной практики одного восьмого класса, ведь и здесь герой повести наделен чертами любознательности, мужественной отваги и честности, которые уже ясно проглядывали в Мише Полякове.

    а н рыбаков о кроше

    Дарт Вейдер уничтожил Императора, а остатки Империи оказались загнанными в далекие уголки Галактики. Легендарный адмирал Акбар, отказавшись от политических дрязг, выходит в отставку. Мало кто предполагал, что отставка Акбара является следствием грандиозной интриги, затеянной последним из имперских военачальников, который за многие тысячи световых лет от Корусканта Девять лет назад отгремела битва при Йавине. Продолжается становление армии и флота Новой Республики, немалое значение в боевых успехах республиканских войск имеет легендарный Разбойный эскадрон Веджа Антиллеса. Принцесса Лейя Органа находится в сложной дипломатической — граничащей с боевой — ситуации, а Люк Хэн попадает в плен к мятежному Диктатору, и выбраться из опасной переделки ему помогает представительница негуманоидной расы. Юмор, с которым писатель передает исповедь Кроша, сохраняет для читателя истинный масштаб событий жизни героя — значительных для него самого, но не столь уж громадных для всего остального человечества, другими словами, одновременно и действительно серьезных и действительно обыкновенных. И вот здесь мы переходим к другой новой черте детских повестей Рыбакова х годов по сравнению с более ранними его повестями. Хотя прошло уже почти два десятилетия, как Крош впервые появился на Свет, думается, что и сегодняшний читатель легко признает его своим современником. Обаятельность и притягательность характера этого героя, созданного А. Рыбаковым в е годы, неотделимы от его современности. Современен самый взгляд Кроша на мир, на жизнь, где он прежде всего хочет различать мнимое и настоящее от фальшивого, выспреннего и преувеличенного. С самого начала литературного пути А. Рыбакова идут параллельно две самостоятельные струи его творчества — увлекательные приключения о детях и для детей и социальные романы о взрослых и для взрослых. Постараемся в общих чертах представить себе, как это произошло. Анатолий Наумович Рыбаков родился в году в украинском городе Чернигове, но уже в раннем возрасте переехал вместе с родителями в Москву, и все детские впечатления и воспоминания Рыбакова связаны с жизнью большого города х годов. Здесь, в Москве, он вступил в пионеры, когда только образовывались первые пионерские организации, здесь учился в знаменитой тогда школе-коммуне имени Лепешинского, здесь стал комсомольцем, здесь рано начал свою трудовую жизнь на Дорхимзаводе. В году А. Рыбаков поступил в Московский институт инженеров транспорта и впоследствии стал инженером-автомобилистом. Вторая половина х годов — время скитаний Рыбакова по стране; тогда будущий писатель увидел многие города и переменил много профессий, по-настоящему узнал людей и жизнь. В годы Великой Отечественной войны Рыбаков — фронтовой офицер, начальник автослужбы стрелкового корпуса. И опять мир расширяется для любознательного и упорного героя Рыбакова через разгадку новой тайны, которая ждет его в его скромных буднях дорожного слесаря.

    Не она его ждет, а он ее ищет; другой на его месте прошел бы мимо еще одной солдатской могилы, обнаруженной строителями, или довольствовался бы самым общим выражением благодарной памяти. И это достойный способ почитания прошлого и исторических традиций. Но Сережа Крашенинников он теперь решительно не хочет, чтобы его называли Крошем ищет способа совместить два противоборствующих друг другу долга: Но, может быть, и не надо взвешивать, а надо попробовать выполнить и тот и другой? Сережа пробует идти именно по этому пути и, пройдя через внешние и внутренние препятствия, в конце концов и приносит посильное утешение безутешной матери погибшего солдата, и сам приобретает профессию, место в жизни и любовь товарищей. Оказывается, выполнение сердечного долга доброты перед человеческим горем, нравственной ответственности перед историческим прошлым своего народа хотя и приходит иногда в противоречие с сиюминутными неотложными обязанностями и задачами, но в конце концов, по большому счету, помогает и их решить на более достойном уровне и прочном фундаменте. Но значит ли решение Сережи в конце повести, что автор в какой-то мере оправдывает ложь во спасение как правило, как этический закон? Сначала упорно искать и с трудом найти настоящее имя похороненного у дороги солдата, а затем выдать его могилу за могилу другого — где же логика? Но так мог бы спросить Крош из первой книги рыбаковской трилогии. Работники базы шефствуют над школой, где учится Сергей Крашенинников Крош. Ребятам предлагают заняться восстановлением старого грузовика ГАЗ Крош и его друзья занимаются не только ремонтом машины, но и расследованием пропавших со склада автомобильных деталей. В конце повести становится ясно, кто крал детали.

     

    электронасосы для лодок пвх форум

    Платная рыбалка в Подмосковье © 2011 Все права защищены. Копирование информации без письменного разрешения и гиперссылки на источник запрещено.

    ловля нахлыстом на платнике